Обособленное структурное подразделение "Научно-исследовательский клинический институт педиатрии имени академика Ю.Е. Вельтищева" ФГБОУ ВО РНИМУ им.Н.И.Пирогова

Образование нужно приспосабливать к личности. Чарли Мэйо

Вызов судьбе. Ежегодно в отделении нейрохирургии проводят сотни уникальных операций

Отделение нейрохирургии Научно-исследовательского клинического института педиатрии имени академика Ю.Е. Вельтищева можно без преувеличения назвать уникальным. По числу проведенных детям высокотехнологичных операций на головном и спинном мозге здешние хирурги не имеют себе равных.
О главных направлениях работы отделения рассказывает его руководитель – доктор медицинских наук Дмитрий Зиненко.

- Дмитрий Юрьевич, дети с какими проблемами чаще всего попадают к вам в отделение?
- Мы лечим практически весь спектр нейрохирургических заболеваний. За исключением сосудистой патологии и онкологии.
Если же говорить о том, какие нейрохирургические операции мы проводим чаще всего, то это, конечно, операции по поводу гидроцефалии или, как ее принято называть, водянки головного мозга – самой распространенной проблемы в детской нейрохирургии. Из более, чем 300 операций, которые мы проводим у нас в отделении, около 200 связаны именно с этой патологией.

- В чем суть этого заболевания?
- В нарушении оттока жидкости, которая ежедневно вырабатывается в желудочках головного мозга. В результате скопившаяся жидкость начинает давить изнутри на мозг, прижимая его к черепу, нарушая его работу и нормальное развитие.
Наша задача – убрать излишки жидкости, либо восстановив естественные пути ее оттока (с помощью щадящей, эндоскопической операции), либо установив крошечный насосик, который будет перекачивать жидкость из головы в брюшную полость ребенка.

- И с этим насосиком он будет комфортно жить?
- Конечно! Это устройство снабжено программируемым устройством, которое позволяет подбирать режим оттока мозговой жидкости (ликвора). Оно имплантируется ребенку пожизненно и не доставляет ему никаких проблем.
Кстати, в этом и заключается суть функциональной нейрохирургии, акцент на которую в последнее время мы сделали в нашем отделении: ставить во главу угла не только спасение жизни маленького пациента, но и ее качество.

- Ваше отделение также славится успешными операциями у пациентов с детским церебральным параличом (ДЦП). Расскажите, что это за операции?
- Благодаря этим операциям, мы снимаем детям с ДЦП спастику (непроизвольное сокращение мышц) и мышечную дистонию (снижение их тонуса), которые развиваются из-за нарушения связи между спинным и головным мозгом, посылающим патологические импульсы, которые доставляют столько проблем и мучений таким детям.

- Каким образом вы решаете эту проблему?
- Мы решаем ее тремя различными способами: либо имплантируем ребенку с ДЦП баклафеновую помпу - специальное устройство, в котором установлен резервуар с лекарством, оказывающим тормозящее воздействие на упомянутые патологические импульсы (помпа снабжена специальным чипом, дозирующим лекарство); либо производим ребенку так называемую селективную дорзальную ризотомию, пересекая наиболее активные корешки в дистальном отделе спинного мозга, по которым и идут те самые чрезмерные импульсы. 
И, наконец, третий способ  - это установка специальных электродов под контролем 3D МРТ в определенную точку в подкорковых структурах головного мозга, которую мы вычисляем с помощью специальной стереотаксической рамы (перед операцией ее надевают на голову ребенка).
- У взрослых пациентов, с которыми во время операции нейрохирургу важно поддерживать контакт, такие операции, как правило, проводятся под местной анестезией. А у детей?
-  Детей мы оперируем под наркозом. Поэтому каждой такой операции обязательно предшествует тщательная подготовка, а во время самого оперативного вмешательства в операционной обязательно присутствует нейрофизиолог, который с помощью специального оборудования помогает нам вычислить патологическую зону, в которую мы и устанавливаем электрод.

- Как давно вы делаете подобные операции?
- Установку баклафеновых помп мы начали проводить детям с 2010 года. А селективную дорзальную ризотомию – с прошлого года, как только получили соответствующее оборудование.

- Сколько длятся такие оперативные вмешательства?
-  Установка балафеновой помпы – в пределах часа, селективная дорзальная ризотомия – 2-3 часа, а стимуляция глубинных структур головного мозга может длиться 6-8 часов. Однако наши пациенты переносят эти операции, как правило, хорошо.

- С какого возраста вы оперируете детей?
- С любого. Кстати, мы первыми в стране и в мире стали ставить баклафеновые помпы совсем маленьким детям – 1,5-2-х лет (в других клиниках такие операции проводят с 5 лет). У нас уже почти 30 таких пациентов.

- Не рановато ли для такой операции?
- Нет. В самый раз. Ведь чем раньше мы избавим ребенка от последствий спастики, тем больших успехов мы достигнем и  предотвратим развития у ребенка с ДЦП болезненных контрактур (укорочения сухожилий, которые таким детям потом приходится оперировать много раз).
Вы бы видели, как у прооперированных нами детей меняется качество жизни! Через 1,5-2 года после операции дети с ДЦП начинают ходить без поддержки, у них исчезают боли, проблемы с тазовыми органами, а их родители забывают про ночные дежурства.
Однако даже самая удачно проведенная операция невозможна без реабилитационной поддержки, которая по нарастающей должна начинаться прямо на следующий день после операции.

- Реабилитация проходит у вас в отделении?
- У детей с баклафеновой помпой – да. Дети после селективной дорзальной ризотомии переводятся на реабилитацию в несколько хороших реабилитационных центров, с которыми у нашего отделения налажены прочные профессиональные связи. Ведь после наших операций, которые снимают детям с ДЦП спастику, реабилитологам нужно полностью перестраивать программу реабилитации таких детей.

- А потом ваши пациенты у вас наблюдаются?
- Только те, кому были установлены баклафеновые помпы, поскольку два раза в год их нужно заправлять лекарством и корректировать дозировку препарата по мере роста ребенка. Остальные дети наблюдаются по месту жительства. Но, если честно, в нашей поддержке эти дети уже не нуждаются.

-  Наверное, попасть на такие операции хотят многие. Очередь у вас большая?
- Увы. Большая. Так же, как и на операцию по поводу эпилепсии, во время которой мы имплантируем ребенку специальное устройство - стимулятор блуждающего нерва, снабженный батарейкой и чипом, благодаря которому удается подавлять эпилептическую активность определенных зон головного мозга.

- Каков процент удачи таких операций?
- Он разный. У 15-20% детей после такой операции приступы уходят полностью, у 45-50% - на 70-80%.
Но частота и интенсивность приступов снижается у всех прооперированных нами детей, они начинают лучше развиваться, снижаются дозы принимаемых ими противоэпилептических препаратов.

- Сколько таких операций вы уже провели?
- Нами имплантировано около 100 таких устройств. Так что у нас самый большой в нашей стране опыт проведения подобных операций. И опыт удачный.
Однако очередь на эти операции, к сожалению, больше, чем наши возможности их провести. Все упирается в дорогостоящее устройство, имплантируемое этим детям, которое мы получаем в очень ограниченном количестве. Надеюсь, что со временем эта ситуация изменится к лучшему.

Беседовала Татьяна Громова











Конгресс Ассоциации специалистов Партнеры Российский вестник перинатологии и педиатрии
Все сведения, содержащиеся на настоящем сайте, носят исключительно информационный характер. Информация, представленная на сайте, не является исчерпывающей. Сведения о ценах, содержащиеся на сайте, носят исключительно информационный характер.