г. Москва, ул.Талдомская, д.2
Версия для слабовидящих

пн-чт 8:00 – 18:30

пт 8:00 – 17:00

Заказать звонок

Ставка больше, чем жизнь когда речь идет о здоровье малышей

Отдел неонатологии и патологии детей раннего возраста, а также научно-практический Центр коррекции развития детей раннего возраста Научно-исследовательского клинического института педиатрии имени академика Ю.Е. Вельтищева обладают поистине уникальным опытом. Здесь выхаживают самых маленьких пациентов.

Дети с различными патологиями, специфичными для раннего возраста, поступают сюда со всей страны. О работе отдела и Центра рассказывает их руководитель, один из ведущих неонатологов нашей страны, доктор медицинских наук, профессор Елена Кешишян. 

Елена Соломоновна, в этом году вашему Центру исполняется 20 лет. Расскажите, с чего все началось?

Его история берет свое начало с 90-х годов прошлого века, когда в нашей стране появились новые условия и возможности для выхаживания недоношенных детей, когда наши специалисты смогли повышать свои знания не только по переводной зарубежной литературе, но и непосредственно у наших американских и европейских коллег.

Однако, сохранение жизни детям (особенно родившимся с низкой массой тела - менее 1500 г-1000г) повлекло за собой множество проблем и, в частности, одну, глобальную: что делать после выписки из неонатального стационара, если эти дети сохраняют множество проблем со здоровьем и имеют отличные от доношенных детей сроки прироста навыков и психомоторного развития? Итогом стало создание научно-практического Центра коррекции развития детей раннего возраста - для разработки  идеологии «последующего наблюдения» за этими детьми. Правда, эта идея прижилась не сразу.

Почему?

Потому что считалось, что таких детей должны наблюдать участковые педиатры. Однако поликлинические врачи шарахались от недоношенных детей, особенно родившихся на сроках менее 32-й недели беременности, с низкой массой тела и множеством тяжелейших проблем (со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной системы и т.д.), справиться с которыми в амбулаторных условиях было просто невозможно.

Спасибо тогдашнему руководителю НИКИ педиатрии и человеку величайшего кругозора в медицине, академику Юрию Евгеньевичу Вельтищеву, который поддержал идею концентрировать таких детей у нас в Институте. Поначалу это был кабинет, в котором я два раза в неделю консультировала таких детей. А когда в него выстроились огромные очереди, нам добавили и штат сотрудников, и помещения.

С тех пор скептиков поубавилось?

Поубавилось. Идея выхаживания таких детей захватила всех неонатологов. А с тех пор, как Россия перешла на новые критерии регистрации новорожденных, в том числе – весом от 500 грамм, это направление стало развиваться семимильными шагами.

Подобные нашему центры появились в Иваново, в Самаре, в Казани, в Кирове, в Ярославле, в Мурманске, в Сыктывкаре, для которых мы являемся методическим центром и с удовольствием делимся своими наработками, совместными усилиями обогащая наш общий практический опыт.

Не раз приходилось слышать: а стоит ли спасать этих детей с незрелыми сердцем, легкими, почками? Вмешиваться в божий промысел, спорить с судьбой?

Когда я только начинала заниматься этой темой, я тоже задавалась таким вопросом. Сейчас точно знаю: стоит! Теперь, когда через наш Центр прошли около 10 тысяч новорожденных детей, могу с полной ответственностью заявить: 4/5 из них будут не просто жить, а будут иметь нормальную жизнь, пойдут в детские садики и в школы, на радость их родителям, а потом и сами создадут семьи! И «ниточка не прервется».

С какими проблемами вам и вашим коллегам чаще всего приходится иметь дело, когда речь идет о недоношенных детях?

Они очень разнообразны. Это и снижение зрения, и бронхолегочные дисплазии, и сердечно-сосудистые проблемы, и мозговые кровоизлияния. Но со многими проблемами мы научились справляться.  Фантастический прорыв произошел и в борьбе с ретинопатиями, по причине которых раньше становились слепыми 8 недоношенных детей из 10 (сегодня их не более 1-2%). В разы сократилась частота бронхиальной астмы, развивающейся на фоне бронхолегочной дисплазии после длительной искусственной вентиляции легких, сократилась частота внутричерепных кровоизлияний, а лечение гидроцефалии, в случае ее развития, стало очень эффективным.

Какими путями попадают к вам в центр и в отделение недоношенные дети?

Они поступают к нам после выписки из перинатальных центров, из отделений выхаживания. К нам попадают самые тяжелые дети, с которыми не могут справиться врачи на местах. Ежегодно через наше 20-коечное отделение проходит 350-400 детей.

С какого возраста вы берете малышей на госпитализацию?

Примерно с 42-44-й недели от зачатия, независимо от того, на какой неделе родился ребенок.  

Дети лежат у вас подолгу?

Нет, подолгу мы стараемся детей у себя не держать. И стремимся к тому, чтобы ребенок как можно быстрее оказался дома, в комфортной обстановке. Мы госпитализируем (подчас повторно) только в том случае, если у ребенка возникла острая ситуация и все пошло не так, как нами предполагалось.

Вы решаете все проблемы со здоровьем ребенка сразу?

Нет, одномоментно это делать нельзя. Таких детей мы ведем, выделяя первоочередную причину их неблагополучия, последовательно шаг за шагом, с минимальными медикаментозными вмешательствами, прежде всего контролируя его состояние, начиная от советов, как кроху кормить, развивать, заканчивая специальными упражнениями, массажем, различными физиопроцедурами, кинези-, рефлексотерапией, дыхательной гимнастикой.

Кстати, наш центр занимается не только недоношенными детьми. Мы наблюдаем и тех детей, которые имеют перинатальные проблемы, схожие с теми, что есть у недоношенных детей.

До какого возраста вы наблюдаете своих пациентов?

До трех лет. Обычно где-то к этому возрасту недоношенные дети догоняют своих сверстников.

В вашем Центре дети лежат вместе с мамами или другими близкими людьми. Какая роль в реабилитации отводится им?

Очень большая. Преждевременное появление на свет – колоссальная травма для ребенка. Это травма и для его родителей. И от того, в каком состоянии будет его мама, папа или другой близкий человек, который будет заниматься выхаживанием малыша, зависит то, как быстро ему удастся догнать в развитии своих сверстников.

Пребывание в отделении важно и для родителей, которые нередко находятся в состоянии депрессии, стресса. И мы стараемся всячески поддерживать в них уверенность, что все будет хорошо. Потому что шанс на полноценную жизнь есть у каждого, даже самого безнадежного, на первый взгляд, ребенка.

Беседовала Татьяна Громова

Облако тэгов